Путешествия

О Курилах без политики

28.01.2019 | 19:12:32

Весь этот поднявшийся за последнее время ажиотаж, по поводу Курильских островов, вынудил меня взяться за перо. Без всякой политики. Я там был и жил. И на Шикотане, и на Итурупе, и на Кунашире. Перечисленные острова как раз и называются «Северными территориями» в японских территориальных претензиях.

Я понимаю моих уральских, черноморских и подмосковных друзей, которые просто не понимают, о чем вообще идет речь. Честно: я до сих пор не понимаю статус Шпицбергена. Хотя он вроде бы как наполовину «российский». Я не знаю, где находятся остров Ломоносова, и не смогу назвать в каком таком нашем северном море омываются Новосибирские острова.

Но на этих Курильских островах я был и работал. Вот и расскажу.

При слове «Остров» и у меня создается некая картинка: на клочке земли среди моря торчит пальма и сидит бородатый мужик с пустой банкой из-под «Кока-Колы» на груди. Курилы – это сотня островов. И все они огромны. Самая маленькая точечка на карте мира – это земля, которую не обойти и за месяц. Это вулканы высотой с Эльбрус, нехоженые леса-дебри, бухты с реками, полными рыбой. Очень вольготная жизнь медведей. На обитаемом Итурупе даже есть одичавшие лошади. 90% островов – необитаемы. Курильские острова – это цепочка земли от Камчатки и до островов Японии. Эта цепочка вулканических островов, созданная когда-то тектоническими движениями, была до 19-ого века заселена самым загадочным народом на земле - айнами.

Я жил на юге Сахалина много лет. В семидесятые годы.

Бывшее японское побережье уже освоили. Но чуть копни вглубь земли города Невельска, (это юг Сахалина. До 45-ого принадлежало Японии) наткнешься на бамбуковые дорожки, битую посуду с характерными рисунками. Я был охотником и ходил туда, где не ступала нога не японца. В диком нехоженом лесу я находил какие-то бетонные бассейны, неожиданные трубопроводы, каменные кладки.

Но когда-то эта земля принадлежала айнам. Их я чувствовал постоянно. В песне ручья, следах медведей, в камушках возле реки. Совсем загадочная нация. Совершенно по-другому мыслящая. И безапелляционно утверждающая, что родилась от инопланетян. Японцы их истребили на Сахалине и Курилах. Но они выжили где-то на Хоккайдо. В этот японский остров и упирается Курильская гряда вулканов и островов. 

Пройдусь справа – налево. Пролив Лаперуза, между самым южным мысом Сахалина и японским Хоккайдо действительно совсем не «крутой». Я бросал там камешки, но берег размыло и крутая скала, где и сейчас стоит бревенчатая конструкция с колоколом, не нависает над проливом. Вся эта территория принадлежит военным. «Гражданских» туда не пускают. Туда даже и дорог нет. Только по отливу по песку. Мне повезло попасть туда с агитбригадой. Там фотографировались на каких-то безумных пушках заржавелой японской военщины. Я играл на гитаре и меня на ночь украли офицеры этой погранзаставы. Там даже жены их были. Я им пел всю ночь. Пили их бражку на сгущенке.

Шикотан похож на консервную банку. Круглый и с крутыми краями. Тихий океан бьется о его крутые берега с красивостью телефильмов ВВС. Кстати, как режиссер-документалист, должен признать, что эта телекомпания первая и лучшая в мире, что в съемках о жизни насекомых, до сексуальной жизни китов. У них сумасшедшие требования к изготовителя их продукции. 

Первый раз входя в бухту поселка «Крабозаводский» очень боялся быть раздавленным нависающими скалами. Внутри была совершенно безмятежная тишина. В центре бухты была «тюрьма» для японских «джонок», нарушивших правила рыболовства. Они сидели в своих же судах. Нашпигованные электроникой очень небольшие лодки не имели туалетов. Так что окружающий бухту поселок мог бы забавляться прямолинейностью японских зэков, еслиб всем была на них не наплевать. За ними приглядывали пограничники. 

Было самое начало ноября. Окружающие поселок сопки были желтыми. Но прорезались ярко красные кровяные потеки дикого винограда и зелени ломанных ветром горных елей. На пирсе нас никто не ждал. Хотя про остров ходила то ли дурная, то ли добрая слава гостеприимства. Во время путины население острова умножалось в десять раз и только женщинами-обработчицами. На это время мужчины становились добычей. Этакий перевернутый мир. Я так и не привык потом ходить по поселку, когда тебя сопровождают ощупывающим взглядом и осматривают группа дебелых женщин, обсуждая громко твою фигуру и потенциальную потенцию. На время путины, когда в окрестностях острова сотни судов ловят сайру, на острове объявляется «сухой закон». Купить алкоголь – бесполезно за любые деньги. Но за мужчину, он всегда найдется. Потом перепродают…

И вы думаете, что за этот остров кто-нибудь из рыбаков Камчатки, Сахалина, Приморья не возьмет в руки двустволку, и не пойдет отстаивать свое такое счастье рая в партизанские дебри Шикотана?! Совсем романтическая сторона. Я тоже пошел бы в партизаны.

Я улыбаюсь. Не в этом дело. У японцев свои задачи. Никто почему-то не говорит, что передай Шикотан японцам, им же перейдет 80% всех запасов морской капусты планеты. Вы, только единожды попробовав эту «гадость», пожалуйста, не берите себе в убеждение первое впечатление. Эти консервы есть невозможно. Это же надо было кому-то так испортить продукт, что у всего населения Советского Союза закрепилось трвердая ненависть к великолепному на самом деле морскому растению! Когда-то и «Бычки в томате» были только для «туристов». Гадость из-за цены была терпимая. А вы эти бычки горячего копчения ели на Азовском море?! Да вкуснее нет ничего на свете! Всё зависит от умения готовить. Морская капуста – это продукт, который лично у меня входит в пятерку самых вкусных продуктов, которые я готовлю на праздники. Кстати, морской капусты, по калорийности хватит, чтобы всему населению планеты отказать от привычной пищи на полтора года! Вот вам и Шикотан. Остров не причем. Там дело все в приморской двухсот-милеевой зоне. Автоматически переходящей Японии вместе с островом. Никто об этом не знает. Смотрю телевизор – почему-то об этом никто не говорит. Я вам рассказал по секрету.

А вообще-то аргументы японцев насчёт не освоенности этих территорий я бы закрыл элементарным образом. Нужно просто назвать эти острова ЗАПОВЕДНИКОМ. И все дела. Они таковыми и являются, но нет статуса. Таковой, например, есть у острова Тюлений возле Камчатки. Там даже приближаться к нему нельзя ближе 12-ти миль. Но рыбзаводы на Шикотане закрывать нельзя. Это тоже своеобразный заповедник. Перевернутого матриархального мира. 


Режиссёр театра и кино, сценарист, писатель Сергей Кащеев
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Похожие материалы

Яндекс.Метрика